Вершины Вершинина

Вершины Вершинина …Дороги актерских судеб подчас вьются причудливо. Куда и на каком перекрестке свернешь, на них шагнув, зависит нередко от Его Величества Случая. А потом, годы спустя, уже убеленный сединами, щедро отхлебнувший из чаши своей профессии и меда, и полыни, сполна распробовавший, что такое вкус успеха и соленые пот и кровь творческого поиска, ты оборачиваешься назад – и вдруг понимаешь: а ведь если бы тогда для тебя карта легла по-иному, твоя «жизнь в искусстве» тоже была бы совсем иной… «У меня она сложилась счастливо: судьба подарила мне встречу с Осетией», – улыбается народный артист России Вячеслав Вершинин. Сын офицера-сапера, погибшего на фронте в ноябре 1941-го, он родился в Киргизии, в городе Токмаке, куда уехала в эвакуацию в начале Великой Отечественной его мама-учительница, выпускница Кировоградского педагогического техникума. Вырос на Украине, где закончил театральную студию при Харьковском театре имени Шевченко. Работать начинал в Смоленске. Оттуда, из Смоленска, и приехала во Владикавказ в 1967 году актерская супружеская чета: Вячеслав Григорьевич и его «вторая половинка» – красавица Александра Вершинина-Турик. Оба – молодые, 25-летние, всем сердцем влюбленные в сцену… Они еще не знали тогда, что здесь, в Осетии, осядут навсегда и обретут во Владикавказе вторую родину. Одной из первых больших и серьезных ролей, сыгранных Вячеславом Вершининым на сцене Русского театра, стала роль молодого осетинского интеллигента Владимира Абаева в спектакле «Перед грозой» по роману Езетхан Уруймаговой «Навстречу жизни». За нее он получил в 1968-м Государственную премию имени Коста Хетагурова. А потом были другие роли. Самые разные. «В общей сложности, больше двухсот. Я вот тут подсчитал: за полвека работы в Русском театре мне довелось работать с сорока четырьмя режиссерами, – вспоминает мой собеседник. – Кого я только не играл! Даже Ленина в «Синих конях на красной траве»… Блистательный, тонкий и глубокий актер. Режиссер. «Звезда» и мэтр труппы Русского театра. Кумир уже не одного поколения зрителей республики… 19 января ему, Вячеславу Вершинину, исполнилось 75. «Нынешний год и для меня, и для Саши – год тройного юбилея, – снова улыбается он. – Юбилеи в 2017 году – у нас обоих, а еще мы отмечаем в этом году золотую свадьбу. И, в придачу – уже ровно 50 лет, как мы работаем в Русском театре…» – Мечта о сцене каждому мальчишке, для которого сцена потом становится судьбой, западает в сердце по-разному. Что ее искорку когда-то в вашем сердце высекло, Вячеслав Григорьевич? – с этого вопроса и началось наше юбилейное интервью. – У нас в Кировограде после войны работало два театра: русский, совершенно великолепный, с потрясающе талантливой труппой, и украинский. В украинский меня водила мама, мне тогда было лет 5–6, и, сидя у нее на коленях, я в себя на спектаклях этого театра впитывал украинскую классику. А в театр русский, на Шиллера, Шекспира, Островского, Чехова, я ходил вместе с нашей соседкой по коммунальной квартире, Марией Федоровной. Замечательной женщиной, которая мне любовь к театру и привила… Ее племянником был Николай Ладыженский, известный советский актер – он и в Кирове работал, и в Ленинграде. Иногда он приезжал к тете в гости. Рассказывал много о своей работе, дарил мне книжки… Первый в моей жизни томик Шекспира с «Гамлетом» мне подарил он. А поступать в театральный меня мама не пустила. Она тоже любила театр, но была твердо убеждена, что для мужчины это – не профессия. И после выпускного класса, в 1958 году, я, «звездочка» школьной самодеятельности, подал документы в политехнический институт. Проваландался в нем год. На втором курсе его потихонечку бросил и еще через год поехал поступать в театральную студию, в Харьков. Ее я в 1963 году закончил с отличием. Были приглашения в три театра: в Житомир, в Черновцы и в Луцк. Но мы, трое выпускников-студийцев, попросились в Смоленский драмтеатр, как раз приехавший в Харьков на гастроли – и нас туда взяли. А в 1965-м туда же приехала на работу после окончания учебы в Волгограде Александра Николаевна… Ну, а через два года в нашей с ней жизни случилась Осетия. – Как вас встретил Владикавказ? Не сложно было здесь поначалу осваиваться? – Приехали мы в Русский театр по направлению актерской биржи труда. Вы будете смеяться, но тогда мы с Сашей даже не знали, где это – город Орджоникидзе, как Владикавказ в те годы назывался. Соблазнили нас сюда приехать красочные цветные фотографии-открытки с видами Осетии, которые нам показала директор Русского театра, Юлия Семеновна Володская, и то, что Осетия – это Кавказ, а значит, юг. А мы, молодые и нищие, в Смоленске за эти несколько лет так страшно намерзлись, что решили: никогда в жизни больше не поедем на работу туда, где холодно. Стали нас здесь вводить в спектакли. Худруком Русского театра была тогда Зарифа Елбыздыкоевна Бритаева. Первая встреча с ней нас даже немножко напугала: человеком она ведь была внешне суровым, очень прямолинейным, этакой «железной леди»… Но скоро мы убедились, какой это замечательный человек и какого масштаба это личность. А потом постановочная команда спектакля «Перед грозой», премьеру которого театр посвятил 50-летию Октября, получила Госпремию имени Коста. И в числе этой «команды» – я. Ну как можно было после такого из Осетии куда-то уехать?.. – В одном из интервью «СО» вы как-то сказали, что профессия актера – это профессия тяжелая и жестокая. Требующая от человека и самоотдачи без остатка, и бешеного трудолюбия, и твердости характера, и умения быть сильным… Но, несмотря ни на что, не любить ее нельзя – особенно, если ты работаешь в театре долго. Счастливы ли вы сегодня от осознания того, что ваша судьба в этой профессии сложилась именно так, как она сложилась? – Мне по-настоящему повезло в актерской профессии: я в театре очень редко простаивал. А после роли Владимира Абаева ко мне пришло то, что для молодого актера неимоверно важно: уверенность в себе. Потом была у меня роль Якова Богомолова в спектакле по Горькому, потом – роль Черкуна в его же «Варварах», потом была Болгария, куда Русский театр возил спектакль «Дети солнца»… И дальше, как говорится, пошло и поехало. Ролей была уйма! – А какие из них вы сами считаете этапными? Какие для вас – самые дорогие? – Этапные роли… Это как раз и есть роли, которые тебе говорят: ты – актер, поверь, наконец, в это. Прекращай дергаться, мучиться и рефлексировать: а не зря ли я пришел в театр?.. Я же по знаку Зодиака – Козерог. А Козероги – они «по жизни» очень неуверенный в себе народ, они постоянно в себе сомневаются, копаются, то убеждают себя, что они взялись за непосильное для них дело, а то несутся к цели напролом, разбивая себе рога и голову… Вот все это со мной и в театре, и в жизни вечно и происходило. И происходит. Я верю в гороскопы. А любимые роли… Это, например, Звездич в «Маскараде» – за нее я в 1971 году получил звание. Это Шервинский в «Днях Турбиных»: смотрю сейчас на свои фотографии из этого спектакля – и думаю: боже мой, неужели я, седой и старый, и правда когда-то таким вот был – красавец, почти Лановой? Это и Аметистов из «Зойкиной квартиры»… Ну, конечно же, это Тевье-молочник в спектакле «Мир вашему дому» по Григорию Горину: после этой роли я, убежденный, что мое амплуа – это такой фат и немножечко любовник, едва ли не впервые понял, что я еще и герой социальный. И, конечно, это Иван Грозный в «Василисе Мелентьевой». Честное слово, я сам тогда обалдел, другого слова не подберу, от осознания того, что смог сыграть такое… – А нет ли сожалений, когда на все это оглядываетесь: ох, если бы можно было вернуться назад и что-то в своей творческой судьбе изменить, переиграть?.. – О чем жалею – так это о том, что поздно начал заниматься режиссурой. Всерьез заниматься, я имею в виду: первый свой спектакль, новогоднюю сказку «Лапти-самоплясы», я поставил в Русском театре еще в 1968 году. Ее премьера состоялась 28 декабря – и в этот же день появился на свет наш с Сашей единственный сын, Олег. Я был на сцене, весь на нервах, на иголках: вот-вот поднимется занавес, накануне вечером Сашу забрали в роддом, я перед работой туда уже успел сбегать – и тут в театр из роддома звонят: «Передайте этому своему сумасшедшему Вершинину, что у него родился мальчик!». А на заочное режиссерское отделение в Ленинградский ГИТМИК, к Товстоногову, я в свое время, после приезда во Владикавказ, нацелился поступать очень серьезно. Но – не сложилось: я и как актер в спектаклях был тогда плотно занят, и Зарифа Елбыздыкоевна меня вызвала к себе «на ковер» и долго убеждала: «Зачем тебе это надо? Режиссура – страшная профессия, вон, на меня посмотри…» Так что я так и остался режиссером без диплома. Поставившим уже 32 спектакля. И задействован сейчас в Русском театре тоже, главным образом, именно как режиссер. Спектаклей за последние пять лет у меня вышло довольно много: это и «За двумя зайцами», и «Шельменко-денщик», и «Мужчины по выходным», и «Одноклассница», и «Нельская башня» Дюма – спектакль, который я 30 лет мечтал в Русском театре поставить, а теперь эта мечта сбылась, – и «Американская рулетка» Александра Марданя, и детские сказки, и театрализованный концерт «Все начинается с любви…» Я доволен этим. Я – не в простое как творческий человек: мне очень уютно в режиссуре. – А над чем вы как режиссер работаете сейчас? – Приступил к постановке нового спектакля – по пьесе Александра Коровкина «Тетки в законе». Этого очень интересного драматурга я открыл для себя недавно: он – бывший актер МХАТа, его комедийные пьесы идут по всей стране – острые, едкие, на злобу дня. И «Тетки в законе» – это тоже смешная и сочная комедия положений. Но это – не просто пьеса развлекательная. Она написана на очень актуальную сейчас тему: про то, как главных героинь, двух пожилых одиноких женщин, пытаются обмануть риэлторы – чтобы отобрать у них старый дом в центре города, с дорогостоящим земельным участком. Только вот сами героини так просто капитулировать перед мошенниками не собираются… – «Театр в России сегодня – в кризисе», – утверждают одни. «Театр в России сегодня – в поиске новых форм и новых, востребованных современностью путей самовыражения», – возражают другие. Какая из этих позиций ближе Вячеславу Вершинину – актеру и режиссеру? – Я за такой театр, который делает людей чище, добрее и богаче душой. Потому что театр должен быть для человеческой души опорой. Проливать в нее свет. И нести ей посыл: в любой ситуации нужно оставаться человеком. То, что вытворяют сегодня на сцене модные режиссеры вроде того же Серебренникова – вы понимаете, да: им самим это интересно. Каким-то кругам зрителей, наверное, это тоже интересно. Но нельзя, чтобы со сцены МХТ звучал мат – да не покажусь я кому-то замшелым ретроградом. Нельзя, чтобы актеры на сцену выходили голые. Нельзя, чтобы получал «Золотую маску» спектакль «Король Лир», где Лира играет актриса, загримированная под Путина, а на сцене стоит надувная кукла из секс-шопа, раскрашенная в цвета российского триколора… Есть вещи, и в театре тоже, за грань которых, я в этом твердо убежден, переступать просто не дозволено. И так ведь наша молодежь уже ничего не читает – зато от айфонов и прочих гаджетов ее не оторвешь… Мы деградируем! И об этом хочется кричать. Беслан, Колка, где погибли мои ребята-студенты, и то, что происходит сегодня на моей родной Украине – это для меня три самых страшных потрясения последних лет. Это то, с чем никак не может смириться душа… Ну, а что касается того, легко ли нынче в России в материальном отношении работать в театре, особенно на периферии… Зарплата у меня, народного артиста России, сейчас – 14 тысяч. У Саши – 12. Но мы с ней еще оба по 20 тысяч рублей пенсии получаем, поэтому не бедствуем. А как быть нашим молодым актерам, у которых зарплата – 8 тысяч? Почему об этом наше государство не думает, если утверждает, что радеет за будущее российской культуры? – И такой вопрос «под занавес»: был бы у вас герб – какой бы девиз его украсил? Каким видит себя сам Вячеслав Вершинин – и на сцене, и за кулисами? – Я верю в человека. В человеческую совесть. В доброту. И никому не завидую. Мое кредо – живи по совести, и не пропадем... Ненавижу насилие. А главный мой девиз по жизни, как бы банально это ни звучало: «Чтобы не было войны». А что я люблю… Люблю жизнь. Женскую красоту. Безумно люблю спорт – в том числе футбол. Люблю хорошее, доброе кино… Люблю Осетию, где я уже полвека как пустил корни, где у меня много друзей, где у меня родился сын и появились на свет внучки… А самая большая награда для меня как для режиссера и актера – когда зрители выходят из зала после моих спектаклей с просветленными лицами. И признаются: «От них хочется жить…» Беседовала Елена ТОЛОКОННИКОВА.

Вам может понравиться

Вся афиша

12+

27 ноября в 18:00, Основная сцена

За двумя зайцами

Купить билет

12+

20 ноября в 18:00, Основная сцена

Примадонны

Купить билет

0+

14 ноября в 11:00, Основная сцена

Кот Баюн

Купить билет