Статья об артисте театра Кисиеве Роберте

27 марта в нашей стране будет отмечаться Международный день театра. 

Событие заметное, яркое,  с перспективой развития, потому что театр – это нескончаемая история, где одна сцена сменяет другую, а эпоха  фокусируется как в зеркале, накладывая свой отпечаток на героев и героинь.  Уходят  старые герои, приходят новые, а театр живет, радуя своего зрителя уважением к традициям, заложенными великими предшественниками, и неожиданными виражами, чтобы идти в ногу со временем.

Наверно, в преддверии такого знаменательного дня логичнее было бы поговорить с корифеем сцены, подвести итоги его большого театрального пути и поразмышлять о концепции современного русского театра, но я решила пойти другим путем и посмотреть: а кто у нас сегодня   в театральной тусовке из молодежной среды? Кто наиболее популярен и узнаваем, хотя для актера термин «узнаваем», наверно,  скорее не похвала, а совсем наоборот.

Итак, сегодня мой собеседник – актер Русского академического театра имени Е. Вахтангова Роберт Кисиев.  Пока он не имеет никаких званий, кроме гордого звания «актер», но молод, красив, талантлив, успешен, по большому счету уверен в себе и амбициозен, хотя и не признается в этом. В общем, настоящий герой – любовник, способный покорить женщин не только в комедии переодеваний, но и в сложном психологическом триллере, когда все эмоции крупным планом,  и малейшая фальшь может «смазать»  весь образ.

-  Роберт, не буду оригинальна и спрошу: как ты пришел в театр?

-  Этой мой седьмой театральный сезон.  А всему началом было слово, точнее уроки художественного слова на театральном факультете СОГУ. Наш преподаватель , народная артистка России Валерия Вячеславовна Хугаева  выразила свое желание, чтобы я был в составе труппы Русского театра.  Это первый человек, который подсказал мне, куда надо идти, и за это я ей безмерно благодарен. Чем удалось удивить? Наверно, «Моим Дагестаном» Расула Гамзатова. Очень люблю этого поэта. Он точно знает, что такое перо. Валерии Вячеславовне удалось рассмотреть во мне актерский потенциал, вселить надежду, помочь  найти отправную точку…

-  Но ты же шел на театральный факультет с какой – то идеей? Да и,  мне кажется, чувство уверенности в себе и в своем даровании тебе присуще.

-  Я с детства мечтал стать актером, но самолюбованием, нарциссизмом никогда не страдал. Родился я в Южной Осетии, в Цхинвале, и когда началась первая грузинская компания, мои родители увезли меня  с братом через всю страну в далекий Биробиджан.  Можно сказать, ездили в поисках лучшей жизни.  Биробиджан, Хабаровск, Западная Двина, Тула, Самара…- я сменил 8 школ, и за это… безмерно благодарен своим родителям. Отец – пахарь,  в прямом и переносном смысле этого слова. Он брался за любую работу, чтобы прокормить семью. Мама была дояркой, в общем, семья к творчеству не имела никакого отношения.  Самое «театральное» событие – это папины песни во время застолья. А я «заболел» лицедейством с новогодней роли зайчика в первом классе. После того, как я «отыграл - отпрыгал», были аплодисменты, мамины объятия, киндер – сюрприз… Потом я никогда не отказывался выступать на различных школьных концертах, в осенних балах, и когда в классе звучал вопрос «кто?», все показывали на меня.

-  Частые переезды, безусловно, наложили на тебе свой отпечаток…

- Да, я увидел жизнь во всех ее проявлениях, научился быстро сходиться с людьми, разговаривать на самые разные темы с самыми разными собеседниками . Когда  сюда возвращался, уже был готов проколоть себе ухо, вставить сережку.  Вкусы, как говорят, ментальность  у меня тогда была несколько иная, но я никогда не забывал, что  в Цхинвале живут мои бабушка и дедушка, что я осетин.  В Алханчурт мы приехали пятнадцать лет назад, приобрели небольшой домик, обжились… Мама очень любит всякую живность. Она на шести сотках и коровку бы себе завела, козочку.  Но пока только курочки и уточки. И кот Виталик. Сначала Митя, потом Витя, Виталик. Я же – романтик в душе.  Там сейчас живем и мы с Эльмирой.

Аттестат зрелости Роберту вручили в Алханчурте. С ним парень  и отправился покорять театральный факультет СОГУ, Это ему удалось без проблем: набрал даже больше необходимых  баллов. Потом потекли счастливые  годы учебы, среди которых случались и поездки:, например, стажировка  в театральном училище имени Щукина.  Понравилось, но не более. Он считал, что научиться ремеслу можно везде, было бы желание.  И сейчас не суетится с переездами, очень гармонично себя ощущает и в республике, и на сцене вахтанговского театра.  Его желание совпало с желанием и Валерии Хугаевой, и с желанием директора Русского театра, а по совместительству и председателя экзаменационной комиссии театрального факультета СОГУ.  народного артиста России Владимира Уварова, которому молодой актер сразу «показался» в дипломном спектакле.

-  Так уж вышло, что я – единственный из 13 выпускников того года, который работает в театральной сфере в соответствии с дипломом.  По приходу в коллектив   боялся не столько сцены, сколько «неуставных» отношений: зависти, лжи, каких – то закулисных интриг, которые, по моему мнению,  должны  были обязательно присутствовать. Если бы услышал в свой адрес «Да кто ты такой? Что ты тут делаешь?» не знаю, куда бы это могло повернуться.

- Роберт, если тебе интересно мое мнение, то на данный момент в театре у тебя нет конкурентов. Имеются ввиду возрастная группа, фактура и  амплуа.  Лет  так несколько назад  с тобой могли побороться за роль Юрий Хафизов и Влад Колиев. Сегодня амплуа героя – любовника можешь примерить ты один, Но  все течет, все меняется…

- Спасибо за оценку моего труда (смеется). Так вот я пришел в коллектив и сказал: «Друзья, я  – человек не конфликтный, но меня лучше не трогать». Но, слава Богу, в театре – особая аура, и конфликт рассыпается в воздухе, еще не успев начаться.

-  Твоя первая роль в Русском театре?

-  Коста Леванович  Хетагуров в «Дуне», которую поставил Владислав Колиев.  Для меня это было реально круто. Готов был прийти в театр четвертым грибом за пятой стенкой, и тут такая удача.

- Получилось?

- Ох, не знаю, ох, не знаю. Для меня лично получилось. Там произошла и первая встреча с моей супругой.

-  А сколько у тебя всего ролей? Может, припомнишь любимую или наоборот, неудавшуюся?

- Больше двадцати, точно.  Люблю играть комедии. Например, в пьесе   «За двумя зайцами»  я сыграл одного из хористов и получил похвалу от Вячеслава Григорьевича Вершинина «Да он же характерный актер!». Обожаю те образы, где можно поковыряться, повыдумывать. А любимых ролей нет. Признаюсь, безумно хочу сыграть Великого комбинатора.

- А не боишься сравнений с Юрским. Мироновым?

-  Вот то – то и оно. Хочу, но сегодня я еще не готов. Это путеводная звезда.

- Роберт, давай поговорим о твоей крайней роли. Фернандо Порта в психологическом триллере «Метод Гренхольма».  Мне кажется, это ступенька, шаг, этап в твоей карьере.

-  Когда приехали молодые режиссеры из творческой лаборатории Олега Лоевского, мое знакомство с «Методом» началось с испуга от того объемного текста, который мне нужно было выучить за столь короткое время – три дня. Текст  - сложный, оборотистый, его надо произнести, донести и быть услышанным. Сегодня могу утверждать, что я сдал еще один экзамен по сценической речи и художественному слову.

- Кто он, твой Фернандо?

-  У каждого он вызывает разные чувства. У кого – то искреннюю жалость, у кого – то жалость с презрением …   Финал делает каждый для себя, их может быть много.  Если бы это случилось со мной, не знаю, как бы я себя потом ощущал.

- А ты до какой точки смог бы дойти, интересно?  Ведь на кону – большие деньги, статусность?

-  Я бедный, но гордый. Пока мне повезло с женой, она меня понимает.  Но если припечет, то я пойду на любую работу. Кем я только не был, начиная с седьмого класса.

-  Кстати, актер – мужская профессия?  Родственники одобряют?

-  Папа хотел, чтобы я стал военным, мама – врачом. Родственники с Юга говорили: «Слушай, э. Что ты там делаешь? Садись на Камаз и вози пшеницу. Много денег будешь иметь».  Сейчас  уже привыкли, не говорят. Признали мою работу, согласились с тем, что мне интересен только театр.

Впечатление от встречи – самое теплое. Замечательный парень, спокойный, взрослый, без суеты, именно таких и любят женщины. С ним как – то надежно даже в период кризиса. Увлеченный, грамотный, отличный собеседник, настолько, что  не замечаешь, как пролетает время. Любит совершать романтические поступки: одно прилюдное предложение руки и сердца на сцене чего стоит.  «Я увидел в ней себя, - вот так он говорит о супруге Эльмире Бестаевой. – Вдруг понял, что не надо никого искать. Вот она идет рядом, нужно ее взять за руку и сказать: ты – моя».

Может, в интервью мало внимания было уделено собственно  искусству. Ну, во – первых, многое осталось за кадром, т. е. на диктофоне. А во – вторых, сущность человека, характер, сценический образ во многом формируют его поступки, его жизненный путь, отпечаток прожитых лет. И Роберт Кисиев – не исключение. Он впитал в себя всю свою прошлую жизнь: победы и поражения, попадания в точку и досадные промахи и стал таким, каким мы его видим и любим.

Иногда задумывается о режиссуре, но не сейчас.   Признается, что влюблен в деревню, в виноградник около дома, в скворечник, сбитый собственными руками, где скоро защебечут птицы.  И двадцать пятый раз смотрит «Простую историю» и плачет, но так чтобы никто не видел.

Тамара Бунтури

Вам может понравиться

Вся афиша

12+

27 ноября в 18:00, Основная сцена

За двумя зайцами

Купить билет

12+

20 ноября в 18:00, Основная сцена

Примадонны

Купить билет

0+

14 ноября в 11:00, Основная сцена

Кот Баюн

Купить билет