Наталья Елпатова и ее героини

По внешним данным Наталью Елпатову можно отнести к характерно-бытовым актрисам: полная фигура, невысокий рост, скромное лицо. При этом Наталья Сергеевна обладает удивительной физической подвижностью, редкостной, заразительной энергетикой. Природа наградила ее низким, звучным голосом и мощным, зажигательным темпераментом. Елпатова - человек удивительной доброты, который отзывается на самые разные жизненные события: радостные, грустные, трагические. Эти качества позволяют актрисе выглядеть на сцене по-разному: вулканической и лирически-нежной, сердечной и скорбной...

До приезда во Владикавказ Н. Елпатова исколесила по стране много тысяч километров. География ее выступлений широка: Нижний Новгород, Кинешма, Кострома, Воркута, Бельцы, Тирасполь. В театрах этих городов актриса набиралась творческого опыта, работала с известными актерами и режиссерами театральной периферии, училась у них. Со дня окончания Горьковского театрального училища и поныне актриса сыграла во многих произведениях мировой и отечественной драматургии, смогла создать не один образ. Сегодня ей равно подвластны быт и обобщение, символ и достоверно правдивое изображение реальности. Наталья Сергеевна - актриса вне жанровых ограничений, одинаково хорошо играющая как драму, так и фарс, комедию и трагедию, отрицательные и положительные роли.

10 марта 1944 года в Нижнем Новгороде (тогда г. Горький), в дружной семье Елпатовых родилась девочка, которую назвали в честь бабушки - Натальей. Семья жила на самом краю города в поселке Нагулино, который стоял на берегу тихой речушки. Детство Наташи прошло в трудные, послевоенные годы, но в семье царили любовь и взаимопонимание. «Увлечение театром началось со школы, в которой мне часто доводилось выступать в ученических спектаклях в самых разнообразных ролях. Мне не страшны были крещенские морозы, когда я со школьным драмкружком на санях, запряженных лошадью, ездила читать стихи и танцевать в расшитой блестками марлевой пачке по поселкам», - вспоминает актриса.

Шли годы, и то, что было детским увлечением, становилось призванием. Театр стал для нее самым дорогим в жизни, и привязанность к нему с каждым годом росла все больше и больше. Девушке казалось, что только в сценическом искусстве она в полной мере сможет выразить себя, свою любовь к жизни. Поступить на драматическое отделение Горьковского театрального училища с первого раза Н. Елпатовой не удалось. Было немного обидно, ведь она со школьной скамьи мечтала о театре. Тогда девушка подает свои документы в то же училище - на кукольное отделение. И поступает, а спустя год переводится на драматическое.

В педагогике Горьковского театрального училища взаимодополняющими были две методики: мастера курса - известного в стране режиссера и педагога Е.Д. Табачникова и методика традиционного преподавания системы К.С. Станиславского, которой следовала народная артистка СССР М.И. Самарина. «В нас развивали умение слушать и, слушая, рисовать картину, которую каждый из нас видел по-своему. От нас требовалось и обостренное внимание и наблюдательность - свойство, которое помогало откладывать в подсознании множество важнейших вещей, - рассказывает актриса. - Е.Д. Табачников научил нас основному - жить на сцене, общаясь со своими партнерами. Выполняя замысел режиссера, точно продумать с чего начинается и к чему приходит сценическая жизнь твоего героя, что за этот промежуток он преодолевает, что теряет и что приобретает».

После окончания училища актриса по распределению попадает в Кинешемский драматический театр им. А.Н. Островского. В первой же своей работе - роли Лельки в спектакле «Мастерская алмазов» по пьесе Е. Каплинской - актриса завоевала симпатии кинешемских зрителей, живо и непосредственно сыграв недавнюю школьницу. На сцене жила настоящая советская девчонка - чистая, наивная, озорная. В этой роли сразу бросалась в глаза одаренность Натальи Сергеевны, ее удивительная воспламеняемость, азартность сценической игры, доброта. Но так как играла она в спектакле в сущности себя, не эта роль стала для нее первым серьезным экзаменом.

Вскоре Н. Елпатова получила роль горбуньи Мартирио в пьесе испанского драматурга Г. Лорки «Дом Бернарды Альбы». Наташа Елпатова играла самую несчастную и обездоленную из сестер. Именно в этой роли проявилась способность актрисы к перевоплощению. Органично переплетались в ее героине цельность натуры и лиричность с ожесточенностью и коварством. Точно и психологически убедительно рисовала артистка характер, сформированный физическим уродством девушки и ханжеским укладом жизни в испанской деревне. Ее Мартирио, испорченная атмосферой лжи и притворства, которая царила в доме Бернарды Альбы, обнажала перед зрителями душу мятежную, страстную, вынужденную подавлять свои порывы, и становилось жутко от того, что так бесцельно тратится эта бьющая через край энергия. Болезненное лицо, сгорбленная фигура ее героини дышали мрачной подозрительностью, ревнивой злобой и бессильным отчаянием. «Самая сложная и самая любимая из ролей», - говорит актриса о роли Мартирио в начале своего творческого пути.

Уже по этим двум работам режиссеры и критики судили о молодой актрисе как об артистке, обладающей ценным качеством: широким творческим диапазоном, большой способностью перевоплощения. Позже Елпатовой поступили предложение от Костромского драматического театра им. А.Н. Островского, в котором она проработала чуть больше года. За этот небольшой срок она успела сыграть во многих спектаклях, отличающихся жанровым разнообразием: «Живой труп» А. Толстого (Катя), «Бронепоезд 14-69» В. Иванова (Варя), «Сверчок или бюро добрых услуг» Т. Кожушника (Веслава), «Зыковы» М. Горького (Павла), «Великий волшебник» В. Губарева (Мила). Наиболее же интересной, содержательной была роль в спектакле Б. Брехта «Трехгрошовая опера», в которой актриса сыграла дочь «друга нищих» Полли Пичем.

Постановку пьесы в Костромском театре осуществил молодой режиссер П.И. Слюсарев, впоследствии ставший известным постановщиком на периферии. «Трехгрошовая опера» П.И. Слюсарева представляла собой больше постановочный спектакль. Режиссер отлично выстраивал линию поведения в формальном ходе, так как в брехтовском театре больше условного, формального, больше представления, нежели переживания. Постановщик добился того, что актеры играли и образ, и свое отношение к нему. Слияния исполнителя и персонажа, как в традиционных пьесах, в спектакле не было, все актеры являлись как бы судьями своих героев, играли с глубоким пониманием авторских и режиссерских идей.

В свое время, еще учась в Горьковском театральном училище, актриса кое-что читала о «Берлинер Ансамбле», но имевшихся у нее знаний явно не хватало. Девушка не сразу поняла, как знакомое можно показать незнакомым, как входить в образ своего персонажа и действовать от его лица, а потом «выходить» из него, петь зонги и через них выражать свое отношение к поступкам персонажа, которого только что играла. И это не удивительно: артистка владела реалистической школой, училась по системе великого реформатора театра К.С. Станиславского.

Актриса трудно шла к постижению сложного характера своей героини. Огромная, сложная задача встала перед ней, когда возник вопрос о том, как совместить свою влюбленность в Б. Брехта, в его персонажи, его поэзию с необходимостью отречения от всего, на чем ты воспитывался и во что непреложно верил. Но с этой задачей Наталья Сергеевна справилась успешно. После того, как актриса впустила драматурга в свое сердце, прочла почти все его работы об эпическом театре и поняла, что представляет собой такой театр, она просто не могла сыграть плохо.

Н. Елпатова играла легко, с пылом и обаянием молодости, азартом и юношеским задором, ведь ее героиня была примерно тех же лет, что и она сама. Удивительным образом в ней сочетались условное исполнение с жизненным наполнением, особенно в сцене ревности двух разъяренных жен перед клеткой Мэкки. Перевоплощение Полли происходило на глазах зрителей. Актриса не просто показывала свою героиню, но и отчасти была ею. С первых же секунд выхода на сцену зритель до конца верил в абсолютную реальность ее существования.

В драматический театр города Воркуты Н. Елпатова пришла, имея за плечами немалый творческий опыт, являясь актрисой разножанровой, играющей как комедийные, так и драматические роли. И в каждом созданном образе неизменно проявлялись черты, во многом определяющие ее творческое лицо, присущие ее дарованию: простота и задушевность, искренность и доброта.

Репертуар ее был большим и разнообразным. Актриса играла Веру по пьесе С. Алешина «Дипломаты», Римму Куркину в «Свадьбе на всю Европу» А. Арканова, Лизу Бричкину в спектакле «А зори здесь тихие» Б. Васильева, Лену Волкову в «Верхом на дельфине» Л. Жуховицкого, Нюру в «Иркутской истории» А. Арбузова, Нази в спектакле «Дуэль» М. Байджиева, Кашкину в «Прошлым летом в Чулимске» А. Вампилова, Лисену в «Учителе танцев» Лопе де Вега, была занята и в других спектаклях. Как правило, девушке лучше всего удавались роли, в которых нужно было проявить темперамент, показать накал страстей, утвердить человеческое достоинство. Изучая роль, актриса прежде всего стремилась к созданию социального характера, но в то же время постоянно заботилась, чтобы каждый ее образ обладал ярко выраженной индивидуальностью. В эти годы у Натальи Сергеевны накапливался житейский и актерский опыт, который помог ей так мощно и разносторонне развернуться в зрелый период творчества.

Наталья Сергеевна Елпатова пришла в Русский академический драматический театр им. Е. Вахтангова уже состоявшейся актрисой, а он принял ее, обладая определенными традициями и историей. Своеобразие актерской натуры Н. Елпатовой особенно ярко проявилось в сценическом воплощении русской классики - больших и сложных жизненных характеров, запечатленных на страницах произведений Н. Гоголя, Ф. Достоевского, А. Островского. Великолепное сценическое воплощение их женских типов, характеров, образов - вот что возвышает талант Н. Елпатовой, делает ее интересной актрисой.

Первое знакомство с А. Островским состоялось в далеком Воркутинском драмтеатре. С тех пор прошло немало времени. С каждым годом актриса оттачивала свое мастерство, играя в современных и классических спектаклях. Так постепенно, из года в год, используя богатый жизненный и творческий опыт, наблюдения и ассоциации, опираясь на сильно развитое воображение, приближалась Н. Елпатова к своей колоритной, томящейся от скуки и одиночества в огромном пустом доме купеческой вдове Белотеловой.

Актрисе нелегко далась роль купчихи. «Ее в свое время блистательно сыграла в фильме моя любимейшая актриса Нонна Мордюкова, - делилась Н. Елпатова, - которая целиком шла от автора. Очень трудно было играть роль и не попасть под влияние талантливо созданного образа. Поэтому мне нужно было найти такой манок, который бы дал мне совсем иную краску, иное звучание. И я его нашла, но, признаться, с таким трудом». В связи с этим на ум приходят слова, сказанные К.С. Станиславским: «Самая ужасная из всех человеческих пыток - творческие муки. Чувствуешь это нечто, которого не достает для роли, оно близко, вот тут, в тебе, стоит его схватить, - и хватаешь, а оно куда-то исчезает, точно проваливается в пятки. С пустой душой, без духовного содержания подходишь к сильному месту роли. Надо только раскрыться, а тут, словно буфера вылезают из души и не дают приблизиться к сильному чувству».

В отличие от купчихи Мордюковой, героиня Н. Елпатовой выглядела эффектной женщиной. Образ ее не был лишен поэтичности и некоторой загадочности. Даже уникальный «силовой» комический трюк, когда купчиха берет на руки Бальзаминова и укачивает его, был исполнен по-особому, не грубо, чего нельзя сказать о Белотеловой Н. Мордюковой, которая просто захватывала, подминала героя под себя. И купчиху Н. Елпатовой можно понять: не дал ей Бог познать материнского счастья, а она, как любая женщина, мечтает об этом. И пока у нее нет детей, Белотелова все свое тепло и нежность отдает Бальзаминову, все свои чувства она переносит на него. Да и вся ее сцена с ним построена была скорее на интонации некоего лирического недоумения, простодушия и любопытства. Если Бальзаминов оказывался беспомощным физически, буквально барахтался, как малый ребенок, то купчиха Н. Елпатовой, обращаясь с ним по-матерински, выглядела трогательно беспомощной в каких-то других отношениях, оказывалась беспомощной чисто житейски, несмотря на свое имущественное положение.

Актриса показывала Белотелову мягкой, воздушной, как торт-безе, даже платье (бело-розовое, атласно-кружевное) напоминало форму торта. С завязанными бантиками на голове и рукавах она производила впечатление некой сентиментальности и детской непосредственности, несмотря на свой возраст. Героиня Натальи Сергеевны была как бело-розовая пастила, источающая сладкую безмятежность блаженной полудремы, в которой если чего и не хватает, так это живой послушной игрушки - мужа. Да, да - именно игрушки! Купчиха ведет себя как избалованный ребенок, так как с самого детства привыкла к тому, что все ее желания и прихоти исполнялись. Так почему бы и на сей раз не получить игрушку, которую она себе присмотрела. Ей совершенно непонятно, почему Бальзаминов так ее боится. Вместо того чтобы радоваться счастью, свалившемуся на него, он отчего-то поначалу сторонится ее. Ее, купеческую вдову, совершившую великий жест со своей стороны, остановив на нем выбор. Ей непонятно, как человек может отказываться от красивого подарка, коим она себя считает. Тем более, что такой подарок преподносят далеко не каждому.

Обычно Н. Елпатова наполняет роль присутствием своей человеческой личности, причем личность эта существует в сыгранных ею образах не как часть актрисы, а как некоторые свойства ее человеческой натуры - размах, азартность, темперамент и одновременно доброта, душевность, юмор. Единственное, что можно отнести из вышеперечисленных качеств к образу Белотеловой, созданному артисткой, так это доброта. И это то качество, которое присутствует во всех ее героинях.

26 сентября 1996 года «Женитьба» Н. Гоголя была показана владикавказскому зрителю. Постановку спектакля осуществил специально приглашенный режиссер, выпускник Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, впоследствии главный режиссер Чечено-Ингушского театра им. К.Х. Нурадилова М. Солцаев. Фабульная схема «Женитьбы» запоминается примерно в такой последовательности: надворный советник И. Подколесин предполагает жениться, способствует ему в этом сваха Фекла Ивановна, находит достойную невесту, но перебивает у свахи Феклы инициативу прыткий друг Подколесина И. Кочкарев, разгоняет прочих незадачливых женихов, лихо подводит дело к счастливому решению, и тут вдруг Подколесин, устрашившись распроститься навсегда с холостяцкой волей, неожиданно выпрыгивает из окна невестиного дома и исчезает.

Нужно сразу сказать, что Н. Елпатова ушла от желания только и делать, что смешить, на что часто педалируют актрисы, играя сваху. М. Солцаев вывел актрису на путь комедийной правды. Фекла-Елпатова всеми правдами и неправдами пытается выдать лежебоку Подколесина замуж за хорошую невесту. Нет, нет, вы не ослышались, именно выдать замуж, так как она, разменявшая не первый десяток и многое видевшая на своем веку, так и не припомнит, чтобы мужчину нужно было так долго уговаривать. Для этого она прилагает все свое умение, находчивость и изобретательность. Сваха Н. Елпатовой обхаживает Подколесина и так и этак, шепчет слова, ласкающие слух, где нужно - соврет немножко, оправдывая все тем, что делает это исключительно ради благого дела, от чистого сердца.

Сваха Н. Гоголя является отрицательным персонажем, и актриса такой ее и делала. Но все же Фекла Н. Елпатовой, несмотря на поставленную перед собой цель как можно выгоднее для себя нажиться на этом деле, проявляет истинное сочувствие невесте. Ей становится искренне жаль Агафью, от которой в самый ответственный момент ее жизни сбежал жених. Героиня Натальи Сергеевны вызывала лишь улыбку у зрителя, который с нетерпением ждал ее нового появления на сцене. Фекла поражала своим искрометным умом и заразительностью, большим жизнелюбием и яркой индивидуальностью. Все эти качества присущи и самой актрисе, ее человеческому нутру. Без них она была бы просто не интересна.

Актерские работы должны быть построены на наблюдениях жизненных явлений, которые потом переплавляются через сердце художника. «Сколько себя помню, - делится мыслями Наталья Сергеевна, - всю жизнь наблюдаю окружающих, «подглядываю», «подсматриваю» за всем, стараюсь обнаружить как можно больше примечательного, складываю свои впечатления в «сундучок», а потом по мере надобности достаю из него то одно, то другое, то третье, чтобы делать моего героя естественным, правдивым, убедительным». Естественной, правдивой и убедительной актриса была в большинстве своих ролей, одна их которых - роль Феклы Ивановны в комедии Н. Гоголя «Женитьба».

Наталья Сергеевна одинаково хорошо играет как отрицательные, так и положительные роли. Но все же ближе ее сердцу, женской натуре, как нам кажется, роли позитивного плана. В них она раскрывается сполна. Открывая свой духовный мир, актриса дарит зрителю самые лучшие свои человеческие качества, воспитывает его, всякий раз открывается еще неизвестной стороной души. Каждая новая роль у нее - это новый характер, новый образ, белый лист бумаги, для которого она ищет новые краски и всегда старается не повторять найденного в других ролях.

Среди множества положительных ролей, сыгранных Н. Елпатовой, особо следует выделить роль Голды в пьесе Г. Горина «Поминальная молитва». В нем Н. Елпатова создала чуткий, нежный, безоглядно жертвенный образ матери. Прообразом стала мать самой Натальи Сергеевны. «Я до конца жизни буду благодарна режиссеру Ю. Тамерьяну, поставившему спектакль, за то, что поверил в меня, увидел во мне актрису, которой по силам играть не только характерные, но и драматические роли», - говорит артистка.

В сравнении с Тевье роль Голды не так богато прописана драматургом Г. Гориным. Но актриса, предложив сложный рисунок образа, смогла наполнить его глубиной и мощью душевных чувств. В результате чего образ Голды в создании Натальи Сергеевны стал настоящим художественным кладом в спектакле. До мозга костей русская актриса Н. Елпатова не просто перевоплотилась в еврейскую женщину, то и дело сыпавшую народными пословицами, притчами и поговорками, имевшую на каждый случай жизни какую-нибудь поучительную историю, из которой видно, что унывать нечего, что все как-нибудь обойдется. Актриса ощутила главное: национальные черты, приметы, особенности, обычаи не столько разделяют людей, сколько соединяют их, если это люди единого жизненного восприятия, общего жизнестойкого юмора, человеческой доброты. Н. Елпатова и не старалась играть именно еврейскую женщину, хотя, как всегда верная жизни, она сохранила и некоторую напевность речи, и особую музыкальную пластику, и быструю возгораемость эмоций.

Каждого из членов своей семьи Голда Н. Елпатовой любила по-своему, к каждому относилась с чувством нежной материнской любви. Примером тому может служить сцена, когда она, будучи смертельно больной, отдает последние силы рожающей дочери. У Г. Горина эта сцена представлена в виде монолога, состоящего из простых материнских советов дочери, как освободиться от страха перед родами. Актриса же на основе этого монолога создала такую сцену, которая по уровню исполнительского мастерства и художественности стала одной из самых лучших в спектакле. В эту работу Наталья Сергеевна вложила все свое сердце. Она отдала ей много сил, что сделало спектакль необыкновенно душевным и трогательным. Вобрав в себя огромное вдохновение и разнообразие художественно-психологических средств, образ Голды в создании Н. Елпатовой смог обрести размах эпического звучания и тем самым придать спектаклю форму притчи.

Что бы ни играла Наталья Сергеевна, какие бы самые серьезные образы ни создавала она в классическом и современном репертуаре, в искусстве ее всегда присутствует улыбка. Это актриса весёлая, видящая свет всюду, где его подчас и увидеть-то почти невозможно. А она видит. Вера в ценность человека, надежда на нравственное совершенствование, на обновление его жизни на земле - это то, что актриса несла и несет своим искусством.

«Завидная сценическая раскованность, умение «плести кружева» на сцене, неиссякаемая способность к фантазии, мощное драматическое нутро и темперамент позволяют актрисе в комедийных и характерных ролях выглядеть всегда яркой, сочной, неотразимо заразительной, а в драматическом материале - приводит зрителя в трепет» - так сказала о Елпатовой известный театровед Ж.Х. Плиева.

Созданные Н.С. Елпатовой сценические образы вобрали в себя переживания ее души и сердца. Этой замечательной актрисе дано многое сказать о человеческих судьбах, характерах, о себе. А потому, хотелось бы пожелать и в дальнейшем талантливому мастеру интересных и самых разных, ведь дарованию Н.С. Елпатовой подвластно многое. Кулов Аслан

Вам может понравиться

Вся афиша

12+

27 ноября в 18:00, Основная сцена

За двумя зайцами

Купить билет

12+

20 ноября в 18:00, Основная сцена

Примадонны

Купить билет

0+

14 ноября в 11:00, Основная сцена

Кот Баюн

Купить билет