Интервью «МВ»

Молодые актеры русского театра Алан Цаллаев и Никита Верзилин, исполнители роли Саши Савельева в спектакле по однои­менной нашумевшей книге Павла Санаева «Похороните меня за паннусом», рассказали в интервью «МВ» о жизни, творчестве и о том, почему они не собираются покидать Владикавказ.

Начнем непосредственно со спек­такля. Первый вопрос, одинаковый для вас обоих: как происходило вживание в роль мальчика Саши и что оказалось самым сложным?
АЛАН: Как таковых трудностей не было. Во-первых, с нами работал очень хороший режиссер этого спектакля - Марк Григорьевич Розовский, во-вторых, эта пьеса сама по себе прекрасна и, кстати, переделана им самим: Розовский из романа сделал инсценировку. Марк Григорьевич рассказывал, что само­му Санаеву фильм не понравился. Книга об одном, а фильм несколько о другом получился, нагруженный. Пьеса же в более комичном вари­анте. Там рассказывается о любви и прекрасном детстве. Так у нас даже в программе написано. А фильм не­сколько жестковат, атмосфера пьесы ближе к книге.
НИКИТА: Мне особенно понравилось, что у нас с Аланом там как бы две роли. Мы рассказываем историю, будучи взрослым Санаевым, обща­емся со зрителем, а потом говорим, что это условности, и сейчас мы будем маленькими мальчиками.
И с бабушкой герой общается как мальчик. Потом обращение к залу
и вновь говорим как взрослые мужчины. Очень интересно по­чувствовать этот момент, поймать перевоплощение.
Как долго шли репетиции спектакля?
НИКИТА; Было около 45 репетиций.
В общем, это заняло примерно полтора месяца. Бывали перерывы, когда Розовский уезжал - в то вре­мя в театре «У Никитских ворот» еще шел сезон. Марк Григорьевич говорил нам, что не нужно много репетировать. Если человек готов, в этом нет смысла. В целом, конечно, это было новым для нас. Мы были подготовлены заранее, так как и сро­ки были сжатыми. Мы приходили уже с готовым текстом. Не было времени на то, чтобы размышлять, что-то еще придумывать. Все было четко.
Мы полностью вложились в этот спектакль: эмоции, сердце, душу - все отдали.
Л как реагирует зрительный зал на постановку?
АЛАН: Мне кажется, это обычная реакция зрителей на хороший спек­такль.
НИКИТА: За месяц до спектакля уже все билеты расходятся как горячие пирожки. Это очень интересное про­изведение. В этом спектакле рушится четвертая стена, актер общается со зрителем. Там очень много эстрад­ных, музыкальных моментов, много музыки того времени. Все это создает нужную атмосферу.
И книга, и фильм, и спектакль вызвали в обществе большой резонанс. Как вы думаете, с чем это связано?
АЛАН: Может быть, и необычное на­звание произведения сыграло роль, и имя режиссера. Все-таки, это история известной семьи. Думаю, это стало причиной такого интереса. Книга, в отличие от фильма, написана очень обобщенно. Каждый находит там какие-то схожие ситуации с собствен­ной жизнью. Это о нас обо всех.
НИКИТА: Фильм - это такой советский трэш, но там шикарные актерские работы, мне это безумно понрави­лось. После просмотра я сразу же перечитал повесть и понял, что фильм совершенно другой, он очень отлича­ется. И потом, проблемы семьи - это извечные проблемы. Конечно, это всем интересно. Кто-то из коллег еще нам говорил: «Такая бабушка, как эта, которая шпыняет, а потом сразу же целует внука - очень узнаваемый образ».
Что можете сказать по поводу при­обретенного благодаря этой роли актерского опыта?
АЛАН: Я бы даже сказал, что опыт не только от роли, а еще от работы с режиссером. Марк Григорьевич - очень тонкий, грамотный человек, прекрасно чувствует стиль и атмос­феру, раскрывает определенные по­лезные мелочи актерской работы, которыми мы пользуемся в других спектаклях. Это огромная школа для нас, молодых актеров.
Нам везет, к нам приезжают раз­ные режиссеры. Недавно у нас была лаборатория Лоевского. Молодые режиссеры ставили за 3-4 дня це­лый спектакль.
НИКИТА: Была читка на зрителя. Репетировали пару раз, а потом просто читали со сцены. Тоже такой эксперимент. Жаловаться нам грех. У нас в театре интересно.
Если сравнивать с самым первым спектаклем, снижается ли волнение с каждым следующим выходом на сцену?
АЛАН: Вообще, каждый спектакль - это как в первый раз. Публика - это живой организм и неизвестно, как он себя поведет в данный момент. Может произойти все что угодно. Каждый раз по-разному. А волне­ние - это очень хорошо. Хуже, когда человек абсолютно спокоен, безраз­личен. Наш близкий друг Алан Албегов как-то сказал: «К актерскому искусству нужно быть либо очень холодным, либо очень горячим». Тепленьким, средненьким быть нельзя.
НИКИТА: Мне нравится фраза: «Теа­тру, который достиг совершенства, уже ничего не поможет». Это очень плохо, когда уже нет огня в глазах.
Что можете сказать о выпускниках актерских факультетов? Возрос инте­рес молодежи к работе в театре?
НИКИТА: Многие молодые люди идут на актерский факультет, но от­учиться - это одно, а работать - уже совсем другое. Мне это нравилось, я учился для того чтобы работать в театре. Кто-то, может, делает это для того чтобы иметь диплом. В какой- то момент они понимают, что это им не подходит, и даже не в плане та­ланта и возможностей. Они просто начинают задаваться вопросом: «А что делать дальше?» И вот здесь уже возникает путаница в самом себе. Мне так кажется.
АЛАН: Когда приходит понимание того, что нужно отдаваться полно­стью и тратить себя, свою энергию, тогда человек уже начинает за­думываться, нужно ли ему это за сравнительно небольшие деньги или стоит потратить жизнь на что-то другое. В итоге половина студентов либо уходят, либо их отчисляют.
Многие уезжают в Москву, чтобы по­пытать счастья там. Кому-то удается, кому-то -нет. А что вы думаете по поводу переезда в столицу?
АЛАН: В Москве больше возмож­ностей, там огромное количество студий, проектов. У меня тоже была возможность уехать. Я даже собрал­ся, но в последний момент переду­мал. У меня тут много всего хороше­го, я тут работаю. А если уеду, то все здесь потеряю и неизвестно еще, что там найду. Надо было ехать в 18 лет, когда не думаешь ни о чем, а в 25 уже начинаешь задумываться.
А вы бы уехали из Владикавказа, если бы была возможность?
НИКИТА: Нет. Алан прав на юо%. Надо было уезжать раньше.
Жалеете об этом?
НИКИТА: Я не жалею. Вот смотрите, мы во Владикавказе, а Розовский сам к нам приехал. Получается, что мы еще удобно так устроились. Режиссеры сами к нам приезжают. Возможно, если бы мы поехали в Москву, не довелось бы с ним пора­ботать. Здесь хорошие возможности. Может, это пафосно прозвучит, но здесь моя Родина, семья, друзья. Это все сейчас я бы не стал отрывать от себя ни в коем случае.

Вам может понравиться

Вся афиша

12+

27 ноября в 18:00, Основная сцена

За двумя зайцами

Купить билет

12+

20 ноября в 18:00, Основная сцена

Примадонны

Купить билет

0+

14 ноября в 11:00, Основная сцена

Кот Баюн

Купить билет